«Цифровой концлагерь». Почему таксист две недели протестовал против сделки «Яндекса» и «Везёт»

Вон из профессии в один клик
16 октября в 18:59

«Подайте таксисту на еду, Яндекс вогнал в нищету» — с такой табличкой десять рабочих дней подряд таксист Андрей Прокофьев выходил к зданию Федеральной антимонопольной службы (ФАС) в Москве. Так он протестовал против продажи агрегатора «Везёт» конкуренту — сервису «Яндекс.Такси». Прокофьев объяснил «Секрету фирмы», как от монополии могут пострадать миллионы таксистов по всей стране.

О чём рассказал таксист

— Какой была реакция на ваш пикет?

— В первый же день ко мне вышла женщина, представилась начальником пресс-службы, пригласила к себе в кабинет, порекомендовала написать обращение. Я как участник рынка изложил свои доводы, документ приняли и зарегистрировали. Но я продолжал стоять, чтобы обратить на проблему внимание.

— Что вы написали в обращении?

— Что, если ФАС одобрит слияние «Яндекса» и «Везёт», на рынке сформируется монополия. И я вынужден буду уйти с рынка. Как и многие другие водители.

— Почему?

— Они меня заблокировали по надуманным причинам. Это произошло в апреле 2016 года. Я поехал на вызов, но вместо клиента меня ждал мобильный контроль качества. Это представители «Яндекс.Такси», которые проверяют состояние автомобиля и наличие документов, в том числе лицензии. Я проверку прошёл, но попросил их оплатить подачу автомобиля по минимальной стоимости — я же потратил время, топливо. А то, что они поставят мне какую-то мифическую «пятёрку» в рейтинг, — мне от этого ни жарко ни холодно. Я её на хлеб не намажу и в бак не залью.

В ответ сотрудники сервиса стали мне хамить, говорить «Ты что, самый умный?». Я вызвал полицию, чтобы установить их личности. Они и полиции грубили, их даже в отделение доставили. А в итоге меня заблокировали за агрессивное поведение, хотя я разговаривал спокойно, тон не повышал. Агрессивно вели себя как раз они.

Я опубликовал видео с регистратора в соцсетях, поднялась волна обсуждения. После этого «Яндекс» стал оплачивать такие проверки (в пресс-службе «Яндекс.Такси» уточнили, что это не так. Подробный комментарий компании ниже. — Прим. «Секрета фирмы»).

— Почему вы не попытались уладить конфликт, найти компромисс?

— Потому что у меня есть чувство собственного достоинства и я считаю неприемлемым работать с таким отношением к себе. Это ведь не ошибка конкретных сотрудников, это политика компании, система.

— В чём это выражается?

— Водитель всегда не прав. Например, курить в салоне нельзя даже по закону. Но, если клиент пожалуется, что водитель не разрешил ему подымить, агрегатор становится на сторону клиента. То же если водитель откажется везти пассажира с ребёнком, если в заявке ничего про ребёнка не говорилось и в машине нет детского кресла.

— Есть же другие компании. Не нравится здесь, работайте с другим агрегатором.

— Я так и делал, в том числе до блокировки. Но за это время «Яндекс» слился с Uber и в целом завоевал 70% рынка Москвы (по данным столичного транспортного департамента — 68%. — Прим. ред.). Если они поглотят ещё и «Везёт», их доля увеличится примерно на 90%.

Из-за того, что почти все машины такси будут у них, оставшиеся компании не смогут конкурировать по времени подачи и вынуждены будут покинуть рынок. Соответственно, я и другие заблокированные по разным причинам водители останемся без работы. Одним кликом стёрли человека — и он без заработка.

— Но на рынке появляются новые игроки — Bolt, InDriver и другие.

— Чтобы закрепиться, новичкам нужно будет снизить цены для пассажиров. Сделать это можно, только компенсируя водителям низкие тарифы за счёт инвесторов. Но потом деньги кончаются, а цены не всегда возвращаются на адекватный уровень. Мы эти демпинговые игры уже проходили. Бывало, что поездки на короткие расстояния стоили ниже себестоимости. Проще было заплатить пассажиру и никуда его не везти.

В целом у агрегаторов — того же «Яндекса» — тарифы рассчитаны как будто на беспилотное такси будущего, где водитель — лишнее звено. А станет монополистом — и вовсе будет всё забирать.

— Сколько сейчас берут агрегаторы?

— Комиссии плавающие, зависят от суммы заказа. Хотя это тоже странно: стоимость обработки любой заявки одинаковая, почему бы им не брать какую-то фиксированную величину — например 10 рублей за заявку? Видимо, аппетиты как у «Золотой антилопы».

Фото: facebook.com/ruvederko

В среднем после вычета комиссии агрегатору и автопарку (промежуточное звено между таксистом и сервисом) водителю остаётся 70% от того, что заплатил пассажир. С этого надо заплатить за бензин. Если машина в аренде, приходится 12 часов работать, только чтобы выйти в ноль — а дальше уже работать на себя. Отрасль держится на переработках. Если трудиться положенные 40 часов в неделю, заработок будет ниже, чем у уборщиков в McDonalds. (По данным ВЦИОМа, только пятая часть таксистов работает не больше 8 часов в день. — Прим. ред.).

— В Госдуме готовят сразу два законопроекта о такси. В том числе обсуждают идею госрегулирования цен. Это поможет?

— С 2011 года, как я легально работаю, власти постоянно обсуждают разные идеи, как регулировать рынок такси. Но к лучшему ничего не меняется. И я уже не верю, что новые законы как-то помогут.

Как это прокомментировали в «Яндекс.Такси»

Условия мобильного контроля качества едины для всех водителей и нужны, чтобы обеспечить высокий уровень сервиса, заявили в пресс-службе компании. Там также отметили, что при разборе конфликтных ситуаций между водителем и пассажирами учитывают рейтинги и того и другого.

Наталья Рожкова
Представитель сервиса «Яндекс.Такси»
После каждой поездки пользователь может поставить оценку водителю. Чем больше плохих оценок, тем ниже рейтинг и меньше заказов. Если водитель дойдёт до пороговых значений рейтинга, то он блокируется системой и перестаёт получать заказы. Водители тоже оценивают поездку с пользователем по пятибальной шкале, и агрессивные пассажиры тоже могут получить блокировку.

Другие тезисы Прокофьева в компании не прокомментировали.

Кто ещё выступил против сделки

Акцию Прокофьева СМИ практически не освещали. Однако видео с места пикета в соцсетях опубликовали несколько объединений таксистов и представители движения автомобилистов «Синие ведёрки». Его лидер Пётр Шкуматов отметил, что прохожие «брызгали в Андрея ядом» и говорили: «Не получается в такси — иди найди себе другую работу, нытик!».

Об этом же писали многие комментаторы в соцсетях, некоторые даже обвиняли Прокофьева в хайпе вокруг сделки. «Хайпует — не хайпует, а цифровой концлагерь уже здесь: какие-то люди, квалификация которых неизвестна, лишают тебя источника средств к существованию, — писал телеграм-канал «Беспощадный таксист». — Надзора за ними нет, обжаловать их решение в суде — глупо, долго и бесперспективно. Военно-полевые трибуналы для таксистов получаются».

Против объединения «Яндекс.Такси» и «Везёт» высказался и директор сервиса Gett в России Максим Жаворонков. Он заявил: если ФАС одобрит сделку, новые игроки не смогут выйти на рынок, а старые его покинут. Тогда цены для пассажиров могут вырасти на 20%, средняя комиссия водителей — на 5–10%.

В «Яндекс.Такси» на это ответили, что не планируют после сделки менять цены и повышать комиссию.

Почему сделка затягивается

В середине июля агрегатор «Яндекс.Такси» объявил, что покупает программное обеспечение и кол-центры группы компаний «Везёт», которая управляет сервисами заказа в 123 городах России.

В то же время акционеры «Везёт» получат до 3,6% акций «Яндекс.Такси», а также $71,5 млн при выполнении KPI.

Но, чтобы стороны закрыли сделку, требуется одобрение ФАС. 11 октября ведомство должно было озвучить решение, но за день до этого «Яндекс.Такси» отозвала ходатайство о сделке и внесла новое. В компании объяснили это тем, что в периметр сделки внесли новые объекты группы «Везёт» (в частности, сервис заказа грузоперевозок «Везёт Добро»).

Ещё одна причина такого шага в том, что у чиновников и компаний значительно разошлись методики оценки российского рынка такси, заявил глава ФАС Игорь Артемьев. «Мы дали им возможность в их защиту представить новые доказательства», — сказал чиновник.

Теперь у ФАС есть три месяца на то, чтобы проанализировать рынок и решить, допускать ли слияние «Яндекс.Такси» и «Везёт».

Сделку могут не одобрить, если после слияния совокупная доля сервиса «Яндекса» превысит 50% рынка. По данным аналитического центра при правительстве РФ, в целом по стране доля «Яндекс.Такси» составляет 24%, «Везёт» — 11%.

Также из исследования центра следует, что позиции «Яндекса» сильны в городах численностью свыше 500 000 человек. В городах поменьше «Яндекс» занимает примерно равные доли с «Везёт» и «Максимом», а в городах размером до 100 000 человек — даже уступает конкурентам.

Даже если за акцией таксиста Прокофьева стоят недоброжелатели проекта «Яндекс.Такси», его выступление подняло серьёзную проблему: в сфере такси постепенно формируется монополист. И это может ударить не только по заработкам водителей, но и по карману пассажиров.

Фото: 123rf.com,depositphotos.com/vostock-photo.online

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе