«Начнут подбрасывать наркотики». Как силовики стали решающим аргументом в бизнес-конфликтах

Это всё напоминает «Бандитский Петербург»
14 октября в 22:49

Бизнес попросил правительство изменить уголовный кодекс и защитить предпринимателей от силовиков. Чиновники уже изучают эти идеи. Риск оказаться за решёткой из-за коррумпированных силовиков у российских бизнесменов за последние годы вырос, утверждает адвокат Дмитрий Косенко, старший партнёр адвокатского бюро «Бишенов и Партнёры».

Дмитрий рассказал «Секрету фирмы», как уголовные дела (УД) стали едва ли не главным аргументом в конкурентной борьбе, почему чёрные списки судей не исправят ситуацию и что делать, когда доля оправдательных приговоров по экономическим статьям меньше 0,5%.

О новых предложениях бизнеса

— Крайне неправильно декриминализовать какой-либо состав преступления только потому, что его необдуманно применяют. Проблема не в законах, а в правоприменении.

Сегодня мы отменим действие статьи 210 УК РФ в отношении предпринимателей при сохранившейся правоприменительной системе, а завтра предпринимателю для отягощения вины при обыске начнут подбрасывать наркотики. Даже идеальный закон не способен решить возникшие проблемы, если он применяется искаженно.

Стало ли больше заказных уголовных дел

— Сложно какое-то дело идентифицировать как заказное, знать об этом могут лишь заинтересованные лица и, конечно же, такие обстоятельства не афишируются. Но можно сказать точно: уголовных дел по экономическим статьям возбуждают больше.

Среди них есть заказные. И это точно не исключительные случаи. Сегодня уголовные дела всё чаще становятся единственным аргументом в противостоянии конкурентов. Они возбуждаются так легко, словно это не сложнее, чем завести страничку в соцсети. Это бич российской правовой действительности.

Много уголовных дел возбуждают в отношении руководителей и бенефициаров крупных коммерческих предприятий, холдингов с одной лишь целью — вымогать деньги и активы. Многие из моих доверителей на вопрос о причинах возникающих проблем предполагают именно банальное вымогательство со стороны заинтересованных чиновников или правоохранителей.

Как прессуют случайных людей

— Самое печальное, что под уголовный пресс попадают не только лица, вступившие в конкурентную борьбу с влиятельным персонажем, но и просто случайные участники бизнес-процесса — партнеры, контрагенты, руководители структурных подразделений, сотрудники компании.

Они вынуждены терпеть обыски, изъятие документов, допросы. Не потому, что работают незаконно, а только лишь потому, что один из их контрагентов попал в сферу интересов налоговых или правоохранительных органов.

Возбуждение уголовного дела даёт заинтересованным лицам довольно широкие полномочия: проводить обыски в офисах и домах руководителей или любого сотрудника компании, арестовывать деньги, активы компании, имущество руководителей, близких к руководству сотрудников. Самое болезненное: задерживать и заключать по стражу или под домашний арест.

О странном противоречии генпрокуратуры

— Проблем в правоохранительной сфере очень много. Представители генеральной прокуратуры неоднократно с высоких трибун заявляли о низком качестве предварительного расследования. Однако практика показывает: несмотря на вал некачественно расследуемых дел, прокуратура подписывает практически все поступающие дела с обвинительным заключением и направляет их в суд.

И в судах все чаще приходится слышать от представителей государственного обвинения: «Нам сложно отвечать за качество расследования и ошибки следователей». Но позвольте, зачем же вы подписываете обвинительные заключения? И здесь ответ либо повисает в воздухе, либо идет ссылка на вышестоящее руководство. Замкнутый круг!

О низкой доле оправдательных приговоров по громким делам

(Она составляет 0,47%).

— Часто удается доказать отсутствие состава или события преступления на стадии доследственной проверки. Эти материалы не входят в статистический учет оправдательных приговоров.

В нашей правовой действительности переквалифицировать действия, например, с мошенничества на халатность и условный срок – можно считать победой, поскольку добиться даже этого непросто.

Зачастую следователи искусственно «раздувают» обвинение, вменяя в том числе ст. 210 УК РФ и дополнительные эпизоды. Победой можно считать оправдание по ряду инкриминируемых дополнительных составов, что фактически приводит либо к условному сроку, либо полному прекращению уголовного преследования после возвращения дела прокурору.

Об обещаниях перестать «кошмарить бизнес»

— О проблеме заговорили, но нельзя сказать, что деловой климат стал существенно лучше. В стране как бездумно и масштабно воруют, так же бездумно и огульно и сажают. До сих пор считаю актуальной речь одного из киногероев сериала «Бандитский Петербург»: «В наше время можно украсть велосипед и всё здоровье отдать в тюрьме, а можно воровать вагонами и всегда оставаться на плаву. В России красть составы гораздо безопаснее, чем велосипеды…».

О предательстве с амнистией

(В конце сентября бизнес-сообщество обсуждало историю, как поданную по налоговой амнистии декларацию использовали для возбуждения УД).

— Это отвратительная ситуация как с правовой точки зрения, так и с бытовой. Это фактически удар в спину. Полагаю, этот случай заставит многих бизнесменов хорошо подумать, стоит ли верить в амнистию капитала.

О чёрных списках судей

(Бизнес-омбудсмен Борис Титов объявил, что намерен сформировать «черный список» российских судей).

— Борис Титов прав в том, что мы слишком часто становимся очевидцами явных судебных ошибок. Однако по поводу чёрного списка я с ним не согласен.

Лучше расширить круг статей УК РФ, попадающих под действие суда присяжных заседателей.

По логике Титова, скоро нам придётся создавать черные списки ещё и следователей с прокурорами. Может быть, будет больше отмененных или измененных решений, но в целом, на проблему судейских ошибок это никак не повлияет.

Даже если мы создадим тысячи общественных и государственных организаций, контролирующих судей, максимум чего мы сможем добиться — незначительное сокращение числа нелепых приговоров. Пройдет совсем немного времени и всё вернётся на круги своя.

О сайте для доносов на силовиков и ревизоров

(До конца 2019 года в России запустят цифровую платформу, с помощью которой предприниматели смогут пожаловаться на неправовые действия надзорных органов и разного рода проверяющих).

— И сейчас любой предприниматель может подать электронное обращение в прокуратуру, правоохранительные и иные государственные органы. Однако идея создания единой платформы заслуживает внимания. Но главный вопрос: насколько эта информационная платформа будет интегрирована и взаимосвязана с силовыми и надзорными органами? Пустое изложение проблем без возможности оперативного реагирования со стороны вышестоящих и надзорных органов может превратиться в банальный социальный чат, пусть даже основанный на несколько ином уровне и статусе участников.

Как бизнесмену не стать жертвой заказа силовикам

— Нет универсального способа защититься от необоснованных обвинений. Это российская действительность. Чтобы свести риск к минимуму, предпринимателям нужно:

  1. Тщательно контролировать кадровую политику организации. Часто из-за криминально ориентированных сотрудников компания вынуждена нести серьезные убытки (в том числе репутационные), а также может стать объектом интересов правоохранительных органов.

  2. Всегда проверять благонадежность контрагентов. Как бы открыто и честно вы не вели свой бизнес, если контрагент стал участником мошеннической схемы, вопросы возникнут и к вашей организации.

  3. Уделять внимание информационной безопасности компании. Коммерческая и банковская тайны, персональные данные и прочее может попасть в недобросовестные руки конкурентов. Такую информацию могут исказить и использовать для уголовного преследования.

  4. Своевременного и грамотно реагировать на поступившие запросы ФНС или полиции. Зачастую юридически правильно составленный письменный ответ на запрос реально может защитить от необоснованных претензий со стороны должностных лиц.

bigstockphoto.com/vostock-photo.online

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе