Чёрный порядок. Почему микрозаймы в Африке цивилизованнее российских

У всех кредиты, но никто не боится коллекторов
05 сентября в 23:28

«Мы сделали суперпредложение — беспроцентный кредит, но неожиданно вместо шквала заявок получили лишь негатив», — говорит представитель российской компании на рынке микрозаймов в ЮАР. Это самая закредитованная страна в мире, но в ней на удивление цивилизованный финансовый рынок, в котором даже нет коллекторов.

Чем удивляет африканский рынок микрокредитов

Годовая ставка по займам в ЮАР не может быть больше 60%. В России максимальное значение — 365% годовых, а ещё пару лет назад никто не мешал микрофинансовым организациям (МФО) выдавать деньги под 600–800%.

Микрозаймы в ЮАР намного популярнее, чем в России. Около 40% населения там проживают за чертой бедности, и это самая закредитованная страна в мире, согласно исследованию Всемирного банка. Если в среднем в мире 2 из 5 человек имеют хотя бы один кредит, то в ЮАР это 86% населения. В России займы выплачивают 32% людей трудоспособного возраста.

Условия у компаний-кредиторов более-менее одинаковые. Поэтому южноафриканцы выбирают компанию по сервису. Многие МФО в ЮАР уже стали полноценными маркетплейсами: как онлайн-магазины, они продают в рассрочку наушники, мобильные телефоны и прочую электронику. В РФ в качестве дополнительной услуги клиенту предлагают лишь страховку или возможность бесплатного перевода с карты на карту (которой, кстати, никто не пользуется).

Несмотря на массовую бедность, финансовая грамотность в этой стране выше, чем в России. Южноафриканцы понимают, из чего складывается ставка, как определяется доход компании и как они на это влияют. Есть одна история, которая очень хорошо это демонстрирует. В России сейчас популярна услуга первого займа под 0%. Так компании привлекают новых клиентов, дают им шанс с минимальными затратами познакомиться с сервисом. Нам, естественно, хотелось дать такую же возможность заёмщикам в Африке.

Мы пошли на этот эксперимент и получили много негативных отзывов. Люди звонили и спрашивали: «В чём подвох? Вы ведь в таком случае не заработаете». Привело это к тому, что вместо ожидаемого роста продаж мы получили падение. Когда отказались от этого эксперимента, всё пришло в норму. Это говорит о том, что заёмщик в Африке действительно внимательный: он смотрит на то, что ему предлагают и на каких условиях.

В России же финансовая грамотность населения очень низкая — клиенты слабо представляют, из чего складывается заём.

Почему в ЮАР нет коллекторов

В течение первого месяца после окончания срока займа в России по каким-то причинам не закрытыми остаются 30% кредитов. В Африке — всего 11%. Почему так? В части невозвратов законодатель защищает именно кредиторов. Там действует государственная информационная система (ГИС). Она даёт возможность в день платежа списать со счёта клиента необходимую сумму. Это государственная гарантия того, что кредит будет выплачен вовремя, если не случится какого-то непредвиденного обстоятельства.

У нас такого нет, поэтому недобросовестные кредиторы стремятся компенсировать потери не всегда этичными мерами. В Африке в этом просто нет необходимости — после 6 месяцев незакрытыми остаются только 1–2% займов.

В России при нежелании оплачивать заём клиент может легко заблокировать карту и выпустить новую. В ЮАР такой трюк не пройдёт, поскольку в стране распространена парадигма «один человек — один банковский счёт», и отказываться от банковских услуг из-за нежелания возвращать заёмные деньги не принято и, наверное, глупо.

9000 рублей — средний микрозайм в России. В ЮАР — 7000 рублей. Чаще всего у заёмщиков в обеих странах общие цели — перехватить до зарплаты или покрыть другие долги.

В ЮАР деньги не возвращают только при потере работы, когда зарплата не поступает на баланс и платёж не может быть списан. Но клиент сам связывается с нами и начинает постепенно рассчитываться в рассрочку. В России такое тоже случается, но инициатива исходит от нас.

Поэтому в ЮАР вообще нет коллекторов. В России же служба взыскания — очень сложная система с множеством стратегий и дополнительных продуктов, нацеленных на то, чтобы помочь добросовестным клиентам, у которых случилась непредвиденная ситуация и они не могут выполнить обязательства своевременно.

Но бывает, что клиент намеренно не отдаёт долг под предлогом «сами сделали высокие ставки, почему я отдавать столько должен». При этом он не понимает, что высокие ставки — последствия действий других заёмщиков, таких же, как он. Кредитору нужна высокая доходность чтобы перекрывать значительный риск невозврата.

Почему между Россией и ЮАР такая разница

Так сложилось, что после развала СССР долгое время не было чётких правил практически во многих сферах. Как следствие — рэкет и крышевание в девяностые. Вопрос, который не регулирует государство, начинает регулировать какая-то другая сила.

Так было с рынком малого кредитования. Очень долго эта область не была урегулирована, процветали чёрные ростовщики. Потом постепенно для рынка начали формировать нормативно-правовую базу. Всё до сих пор находится в процессе калибровки, создаются новые нормативно-правовые акты, которые делают многие вопросы прозрачнее.

В ЮАР таких сложностей не было. Эта республика быстро стала страной с безналичной экономикой. Из этого появляется и много возможностей. Регуляторные ограничения в ЮАР очень чётко описывают сферу онлайн-кредитования. Кредитору нужно пройти семь кругов ада, чтобы получить лицензию: аудиту подвергается не только сама компания перед открытием, но и каждый её продукт, и даже сотрудники, с которыми проводят очень серьёзные собеседования.

Благодаря этому получился рынок, где даже у самых необеспеченных слоёв есть доступ к услуге, ведь нормативно-правовая база ограничивает кредитора. Но — что важно — в то же время защищает кредитора.

В России законодательство сейчас в основном защищает заёмщиков от недобросовестного поведения микрофинансовых организаций, однако необходимо, чтобы защиту регулятора чувствовали две стороны.

Фото: depositphotos.com/vostoc-photo.online

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе