Мариан Зальцман: «В мире уже более 7 млн совершеннолетних курильщиков полностью переключились на IQOS»

Алёна Долецкая и Мариан Зальцман обсудили современный маркетинг
23 апреля в 11:00
Партнёрский материал

Две легендарные женщины — Алёна Долецкая, журналист, писатель, бренд-амбассадор IQOS, и Мариан Зальцман, старший вице-президент компании «Филип Моррис Интернэшнл» (ФМИ) по глобальным коммуникациям, — обсудили современный маркетинг и построение бездымного будущего.

Мариан Зальцман — одна из самых известных и титулованных женщин в индустрии PR. Она была сооснователем диджитал-агентства, когда интернет только начинал развиваться, в 2003 году популяризировала термин «метросексуал», который активно используется по сей день, и написала более десятка книг, которые издаются на нескольких языках.

Мариан рассказала, почему ей непросто было согласиться на работу в ФМИ, как научить мужчин понимать женщин и почему женщинам всё ещё непросто достичь головокружительных успехов в карьере.

Интервью состоялось в формате телефонного разговора. Алёна застала Мариан в Швейцарии, и это была не первая их беседа — предыдущая встреча состоялась на запуске IQOS 3 в Японии.

— Мы обе присутствовали в Токио на презентации IQOS 3, и я хотела спросить вас: что вы находите особенного в IQOS 3 и, возможно, IQOS Multi?

— Для меня, как для некурящего человека, особенностью номер один является, наверное, дизайн устройства. Это красивый, чувственный продукт, к которому можно подобрать аксессуары разных цветов и таким образом персонализировать устройство. Особенность номер два: я действительно горжусь нашей компанией, потому что мы смогли решить сложности, возникающие у наших потребителей при использовании устройства. IQOS 3 был создан с учётом обратной связи от наших пользователей. Например, некоторые из них хотели, чтобы была возможность пользоваться устройством без перерывов между сеансами — так появился IQOS 3 Multi. Другие хотели более надёжный механизм открывания — так появился IQOS 3 с системой ProtectPlus™.

— Абсолютно, полностью согласна. Дизайн устройства сногсшибательный! Я использую белый IQOS 3 c аксессуарами мятного цвета.

— Это один из моих любимых цветов. Я думаю, что ваш выбор прекрасен.

— Вы так думаете? Я считаю, это фантастика, что цвет аксессуаров можно менять под настроение. Я сначала даже не поверила, что существует так много способов персонализации. ФМИ делает колоссальную работу. Кстати, насчёт работы: я слышала, что вы организовали конференцию под названием FairShare Conference, которая состоялась 8 марта. Можете рассказать мне о ней побольше?

Фото: PMI

— Это достаточно провокационная конференция. Она была организована для того, чтобы рассказать мужчинам, каким образом они могут наладить эффективную коммуникацию с женщинами, будь то коллеги, члены семьи или наши клиенты, наши потребители по всему миру. У женщин другой стиль общения, и мужчинам важно научиться правильно с ними говорить и их слушать.

— Интересно. А кто был приглашён на конференцию? В основном женщины?

— В конференции приняли участие около 160 человек, и все из них мужчины. Кстати, меня спрашивали некоторые коллеги-мужчины, которые получили приглашение: «Почему меня позвали? Я сделал что-то не так?» Я отвечала: «Нет, наоборот, женщины в нашей команде очень уважают и ценят тебя и хотят, чтобы ваше общение стало только лучше».

Когда я показала концепцию конференции нашему главному исполнительному директору, он сначала засмеялся, а потом сказал: «Это здорово, делай». Он, как и большинство мужчин в нашей компании, понимает, насколько важна эффективная коммуникация между мужчинами и женщинами для достижения целей нашего бизнеса.

— Я слышала, что в ФМИ нет разницы в зарплатах у мужчин и женщин, это так?

— Да, в начале марта этого года ФМИ стала первой международной компанией, успешно прошедшей независимую сертификацию фонда Equal-Salary («Равная зарплата») в области равных условий оплаты труда. Получение этого сертификата демонстрирует, что ФМИ применяет одинаковые принципы в оплате труда в отношении мужчин и женщин, а также одинаково оценивает их профессиональный вклад.

Фото: PMI

— Одинаковые принципы в оплате труда мужчин и женщин как-то влияют на поведение женщин? Может, делают их более уверенными? Многим удаётся построить успешную карьеру?

— В ответ на этот вопрос я могу привести свой личный пример. Мне, некурящей женщине, жене юриста-правозащитника и профессора, было трудно принять решение и начать работу в табачной компании, но мне действительно оказались близки принципы компании, её амбиции и цели, которые она перед собой ставит. Для меня, скорее всего, именно эти факторы стали решающими при принятии решения.

Что касается моих коллег-женщин, то нам ещё предстоит большая работа. Пока в команде старших руководителей работают всего две женщины, одна из которых я.

— А как обстоят дела в других командах? Вы, как член совета директоров ФМИ и старший вице-президент, можете влиять на то, сколько женщин занимают руководящие должности? Удаётся продвигать их кандидатуры?

— Да, могу. Моя команда — одна из двух в компании, которые наиболее сбалансированы в гендерном отношении. У нас примерно равное количество мужчин и женщин и на начальных, и на средних руководящих, и на высоких позициях. На самом деле связи с общественностью считаются «женской» профессией уже 20 лет, женщины в ней очень востребованы. Однако мне кажется, что это связано не только с тем, что мы — прекрасные коммуникаторы, но и с тем, что исторически это низкооплачиваемая профессия.

— Мариан, вы долго работали в Америке, а сейчас работаете и живёте в Европе. Скажите, где у женщины есть больше шансов построить карьеру?

— Вы знаете, мне кажется, что, к сожалению, только современные американские женщины выросли, веря, что всё возможно. В моей стране есть много проблем, но, я думаю, что по гендерному вопросу мы на два десятилетия впереди всего мира. Я начала работать в середине 1980-х годов. Я никогда не подвергалась дискриминации и никогда не получала несправедливую зарплату. В Нью-Йорке в каждой третьей семье основной доход приносит женщина, причём я имею в виду полные семьи с разнополыми супругами. У нас уже вполне нормально, что женщина зарабатывает больше, чем мужчина.

Фото: PMI

— Как вы думаете, почему Европе требуется больше времени, чтобы привыкнуть к ситуации с равными зарплатами?

— Я думаю, что Европа более традиционна с точки зрения ролей мужчины и женщины в семье. Эти традиции создают сложности для пары, в которой карьеру строят оба супруга или только женщина. Допустим, в Швейцарии ремонтные службы придут к вам обязательно в середине дня, кто-то должен быть дома, чтобы их впустить. Ночью здесь практически негде найти еду. В США по воскресеньям с 7 утра до 7 вечера я делаю все свои личные и бытовые дела, а в Швейцарии в этот день всё закрыто. В большинстве европейских столиц дела обстоят примерно так же.

Я жила в Нидерландах в 1990-х годах и прекрасно помню, что по понедельникам магазины не открывались до полудня и всегда нужно было планировать, чем ты будешь кормить семью. Кроме того, европейские школы часто отправляют детей домой на обед. В общем, в Европе очень трудно быть двумя работающими родителями, если нет дедушки или бабушки поблизости, если у вас нет достаточно средств, чтобы позволить себе домашнего работника. И мне кажется, что это печально. Я думаю, что некоторые традиции не очень полезны. В Европе университеты заканчивают примерно равное количество мужчин и женщин. И те и другие хотят работать, принимать решения, строить карьеру.

— Помните, когда вы выступали в Японии на запуске IQOS 3, вы сказали, что ваша цель — убить сигарету?

— Не помню, я могла так сказать, хотя, наверное, не буквально. Мы будем невероятно гордиться собой, когда избавим людей от зависимости от обычных сигарет и переведём их на продукты с пониженным риском. Наша миссия — убедить совершеннолетних курильщиков, которые не готовы отказаться от своей привычки, переключиться на менее вредную альтернативу.

В результате многолетних исследований мы уверены, что нагревание лучше, чем горение: аэрозоль, образующийся в результате нагревания табака в системе IQOS, содержит в среднем на 95% меньше вредных и потенциально вредных веществ, чем дым традиционной сигареты. Для нас иметь прочную доказательную базу, демонстрирующую снижение рисков, — не роскошь, а настоящая необходимость. С 2008 года ФМИ инвестировала в разработку, производство, маркетинг и коммерциализацию продуктов с пониженным риском более $6 млрд.

— Мы знаем, что на планете по-прежнему курит плюс-минус 1 млрд человек. Это очень много. Какая страна быстрее всего переходит на IQOS?

— Это сложно сказать точно, потому что тренды меняются, но Россия, безусловно, один из тех рынков, которые резко и быстро переключаются на потребление продуктов с пониженным риском. В сумме по всем 44 рынкам уже более 7 млн совершеннолетних курильщиков полностью переключились на IQOS и ещё 3 млн находятся в процессе переключения.

— Да, это видно, когда просто идёшь по улице. Я была одной из первых, кто начал использовать IQOS несколько лет назад, а сейчас в Москве им пользуется, кажется, каждый второй человек на улице. Безусловно, это показывает, насколько высоко преимущества IQOS ценятся его пользователями, ведь многие рассказывают о них своим друзьям и знакомым, которые ещё не успели переключиться на бездымную альтернативу.

Специальный проект. Не исключает риски.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе