«Не хватает чебурека с водкой». Как русский пиарщик сделал бизнес в Италии

Теперь он зарабатывает на сельском туризме и красных «Веспах»
09 сентября в 15:18

Не так много российских предпринимателей, которые достигли успеха на Западе без торговли сырьём или тёплого места в совете директоров после чиновничьего кресла. Чтобы ответить на вопрос, возможен ли в Европе малый бизнес родом из России, «Секрет фирмы» поговорил с пиарщиком, а теперь ещё и стартапером Андреем Матвеевым.

— Тебя знают в среде пиарщиков автомобильных брендов и журналистов, хоть раз писавших об автомобилях, но для тех, кто не знаком с автомобильной сферой, — расскажи, кто ты и как в твоей жизни произошёл такой крутой поворот?

— По первому диплому я специалист по теплогазоснабжению, экологии и вентиляции, затем получил второе высшее образование по специальности «креатив в рекламе».

Работал менеджером в «Студии Артемия Лебедева» ровно год, после чего был справедливо выгнан ссаными тряпками.

Позже делал разные проекты для ЮКОСа, фармацевтических компаний, ГАЗа, Hyundai, а потом пришёл в «Ирито» продвигать китайские машины. Параллельно я получил очень хорошее с точки зрения зарплаты предложение в пиаре УАЗа, но отказался в пользу китайцев. Продвигать машину, на которую наплевать самим её производителям, было бы малоприятно и малоинтересно.

В 2009 году меня пригласили возглавить PR-подразделение только что созданного российского представительства KIA. Целый год я пахал как лошадь, но потом в компании поменялся руководитель. Ещё месяцев шесть или семь я ходил в офис только для того, чтобы отметиться, делать стало совершенно нечего. Именно в это время я начал учить итальянский язык.

Оказалось, что валять дурака и получать зарплату намного труднее, чем работать. Вдохновившись идеей устранить хотя бы одну из двух вечных бед России, я устроился работать в «Автодор». После смотрин у самого министра мою кандидатуру одобрили.

Полтора дня я проработал в прекрасном кабинете с видом на Китай-город, провёл несколько встреч и понял, что мне в «Автодоре» не место. Позвонил начальнику, сказал, что произошла трагическая ошибка, и больше в «Автодоре» не появлялся. На начальника, кстати, недавно завели уголовку. Может, не будь я таким упёртым идеалистом, сидел бы сейчас перед следователем и давал совсем другие интервью.

— Затем меня унесло в IT-сферу, на позицию руководителя PR компании Yota. Весь год, что я проработал в этой компании, я ходил с удивлённо поднятыми бровями. Никак не мог понять, откуда столько старпёрства в таком молодом коллективе и откуда столько денег. Я зачем-то неделю прожил за казённый счёт в шикарном питерском отеле, не делая ровным счётом ничего полезного, просто сидел и изучал историю группы Дятлова. Как-то от скуки я решил написать пресс-релиз, но он так и не вышел.

Я снова вернулся в автобизнес, в агентство Drive Event, где до сих пор работаю креативным директором, мы делаем автомобильные мероприятия.

— Как ты пришёл к мысли о собственном бизнесе не в России, почему выбрал B2C?

— Я ещё много лет назад почувствовал, как по российскому королевству распространяется какая-то гниль и застой. Интересной работы становилось всё меньше, у меня был выбор: загнивать вместе со всеми или принять меры к спасению. Я начал создавать «запасной аэродром», где всё было ново, интересно, страшновато, но увлекательно и нужно людям.

Было понятно, что тот вариант, о котором мечтают многие наивные участники великого российского распила, не прокатит. Наворовать, накопить, вывести за рубеж и, «когда начнётся», свалить, чтобы с комфортом жить на денежной подушке, — не получится. Просто оно так не работает.

— Почему ты решил организовать бизнес за рубежом, а не в России или СНГ?

— Отвечу историей. Знакомая организовала прокат скутеров в Питере. Всего за один сезон вся техника была тупо разворована. Люди приходили, брали мопеды, оставляли в залог свой паспорт и больше никогда не возвращались.

Как-то хозяева проката увидели один из украденных скутеров на улице и тут же обратились в милицию. Полицейские ничего делать не стали. Просто не стали, и всё.

— Но почему Италия — неужели только из-за знания языка?

— С самой первой поездки в Италию я почувствовал: здесь мне очень комфортно. По сути, моя Италия — это такая воплощённая мечта о вечных летних каникулах у бабушки. Я живу посреди чистого поля и очень редко и без удовольствия выезжаю в Верону, Милан или другие большие города. Снимаю дом по дружбе за 350 евро в месяц, плюс вода, электричество, газ. Живу совсем один, летом и на каникулы ко мне приезжают мои дочки. Ещё есть рыжий кот по имени Кот.

Для меня Италия — это на самом деле идеальная модель России. Такой России, какой она могла бы быть, если б её бесконечно не разворачивали в направлении, противоположном прогрессу. Плюс климат и еда в Италии чуть получше. Но это не так уж и важно.

— А как с таким идеалистическим подходом сформулировал бизнес-идею и что это была за идея?

— Я начал с того, что предложил длительные, по 6-7 дней, туры на мотороллерах «Веспа», но они не пошли. Тогда мы сделали туры с гидами, но и это оказалось продуктом без достаточно массового спроса. И мы предложили самостоятельные туры, благо, тогда появилось подходящее приложение для смартфона. И процесс пошел. Сначала у нас был один офис. Сейчас их уже три и мы подумываем о развитии в сторону франшизы.

На сегодняшний день идея звучит так: предложить клиентам идеально организованное путешествие и одновременно полную свободу. Как можно заметить, красные «Веспы» здесь уже совсем ни при чём.

— Сравнивая твой российский проект для автомобильной отрасли с услугами Motoragazzi, понимаешь, что между ними много общего: в основе креативная идея с созданием «легенды» мероприятия, разведкой, проработкой маршрута и другими этапами. Это не случайно?

— Несмотря на внешнюю схожесть, между ивент-бизнесом в России и проектом в Италии есть большая разница. То, что делается в России, можно сравнить с изготовлением дизайнерских тортов по специальному заказу. То, что я делаю в Италии, — скорее туристический McDonald’s с набором готовых продуктов и сервисов гарантированного качества. В России важнее креатив, в Италии — умение организовать, стандартизировать, внедрять процессы.

Кроме того, работа с корпоративными клиентами и работа с человеком, который лично и для себя покупает твой товар, — это совершенно разные бизнесы. Как говорит одна моя знакомая, B2B для слабаков, настоящий бизнесмен должен создавать продукты и услуги для конечного потребителя. Одно дело — услужить конкретному менеджеру, принимающему решения, и совсем другое — тысячам совершенно разных людей, которые тебе даже незнакомы.

— Имя у проекта задорное. Как родилось название?

— Мы с другом сидели и выпивали. Я поделился идеей и несколькими недоработанным вариантами названия. А он произнёс только одно слово: «Моторагацци». И всё сложилось.

Потом я накидал первый, весьма отвратительный вариант логотипа, с которым компания прожила целый год. На второй год я обратился к специалистам, заплатил, сколько положено, и получил стиль и интернет-сайт.

— Признайся честно, ты позаимствовал идею где-то? Есть ли у тебя конкуренты?

— Подсматривать было негде, так что идея полностью моя. Конкуренты теперь уже появились, и я поступаю с ними очень жёстко — ничего не скрывая, даю возможность своровать идею. И, пока они заняты кражей и копированием, я готовлю новые решения, которые в следующем сезоне просто вышибают у воришек землю из-под ног.

Мне идей не жалко. Это касается и российского бизнеса. Невозможно сосчитать, сколько всего было своровано конкурентами у Drive Event. А что толку?

— На какую прибыль ты рассчитывал изначально?

— Честно — не могу ответить на этот вопрос. Я твёрдо уверен, что, начиная новый бизнес, мы должны в первую очередь думать о том, какую пользу он принесёт людям. И только потом уже о прибыли.

Сейчас я чувствую, что компании остро не хватает специалиста, который мог бы профессионально рассчитать, сколько мы потратим и сколько заработаем. Как только я вижу таблицы в формате Excel, счета и бумаги, на меня нападает зевота и оцепенение, но я понемногу тренируюсь. Вникаю в статистику, юнит-экономику и прочие скучные для меня вещи.

— Хорошо, зайдём с другой стороны. Каковы были суммы вложений? Во что пришлось инвестировать и в каких долях?

— За всё время мы вложили порядка 200 000 евро. У компании два собственника: я (65%) и мой итальянский бизнес-партнёр и в какой-то степени спаситель Клаудио (35%).

Сейчас, на четвёртый год существования, рассчитываем на первые деньги, которые можно будет положить в собственный карман.

— Значит, в итоге вложенное получилось отбить?

— Вроде да.

— Как выглядело оформление бизнеса в Италии иностранцем? И как тут с коррупцией: поборами, вымогательством взяток и «проверками пожарного состояния предприятия»?

— Оформление выглядело жутко. Мне помогала живущая в Италии россиянка, знакомая по прежним автомобильным проектам. Вместе с нотариусами, бухгалтерами и прочими жуликами она ободрала меня как липку и сделала всё так криво, что фирму, считай, пришлось регистрировать заново. Если б не Клаудио, я б ничего не смог сделать.

А вот что до взяток и поборов, то даже близко ни с чем таким не сталкивался. Но, учитывая расценки на работу нотариусов, адвокатов и бухгалтеров, весь беспредел, который они творят, можно зачесть по статье «поборы».

— Как закончился первый сезон?

— Первый сезон мы закончили с доходом в 9000 евро и примерно 70 клиентами.

В ещё не законченном сезоне-2019 деятельность Motoragazzi выглядит так: — Продано около 2000 продуктов. Продукт — это полноценный тур на Vespa или аренда мотороллера. — Клиенты заплатили чуть больше 150 000 евро. Точнее сказать не могу, так как платежи распределены по трём офисам и совершаются всеми возможными методами — от налички до PayPal.

Reload
1 / 12

— Как физически выглядит бизнес сейчас и во что обходится?

— У нас три офиса вокруг озера Гарда. Их аренда обходится примерно в 1000 евро в месяц за каждый. В каждом офисе есть сотрудник с зарплатой примерно в 1500 евро.

Для работы с техникой у нас есть постоянный партнёр — дружественная мотомастерская. Они всё делают быстро и без присущего итальянцам нытья. Могут даже починить скутер в выходные или за ночь, что для Италии вообще невероятно.

— Думал ли ты о том, чтобы нанять «гастарбайтеров» или экспатов из России?

— Проблема в том, что в нашем бизнесе выбора нет. Можно нанимать только тех, кто имеет официальное разрешение на работу, будь они хоть россияне, хоть молдаване, хоть коренные итальянцы. Здесь все сильно избалованы запредельно негуманным по отношению к работодателю трудовым законодательством. Грубо говоря, после испытательного срока уже трудно понять, кто в компании главнее — наёмный сотрудник или хозяин.

«Бонусом» идут совершенно нечеловеческие налоги, из-за которых, я уверен, половина итальянцев получают деньги вчёрную и работают на мелких семейных предприятиях.

— Как относятся к твоему бизнесу местные?

— Я ни разу не встречал какого-либо другого отношения к нашей компании, кроме восторженного. Они действительно умеют радоваться за других. Сейчас это стало особенно очевидно, так как среди наших клиентов становится всё больше итальянцев. Это своего рода знак качества: нас признали за своих, что не может не радовать.

— По твоим постам на Facebook я обратил внимание, что большинство твоих клиентов европейцы. Почему ты не стал ориентироваться на русского клиента, ведь Италия модная у россиян страна?

— Просто взял калькулятор и посчитал. Привлечение одного клиента из РФ или СНГ стоит намного дороже, чем привлечение голландца, немца, бельгийца, англичанина или австрийца. Так что клиенты из России нам просто невыгодны. Думаю, если посчитать, то в текущем сезоне клиенты из РФ и СНГ составят процента три-четыре от общего числа.

— Соцсети — это хорошо для твоего бизнеса? Какова их роль в продвижении?

— Соцсети — это боль. Если где-то в мире найдётся человек, который объяснит мне, как в них работает прямая реклама, я буду благодарен ему по гроб жизни.

Вот тебе пример. Простейшая задача: покажите мою рекламу всем голландцам, которые сейчас находятся вот здесь, здесь и вот тут. Ответ системы: у нас таких 380 человек, стоимость контакта — стопятьсот евро. Это притом, что реальное число адресатов такой рекламы абсолютно точно измеряется десятками тысяч. Взамен вот такой простой и понятной формулы мне предлагают рекламироваться удивительно изощрёнными и неочевидными способами вроде того, чтобы показывать рекламу всем, кому нравятся скутеры Vespa.

— Чего тебе не хватает в Италии? И наоборот, о каких чертах российского быта и бизнеса ты забыл как о страшном сне?

— Не хватает возможности видеть детей каждый вечер. Не хватает чебурека с водкой в компании лучшего друга. Борща и свекольника не хватает. Остальное всё есть и даже с избытком.

Теперь моя жизнь как бы разделена на две части. Первая часть — итальянская. Дающая возможность гордиться своей работой и её результатами.

Вторая часть — российские проекты. Это бесконечный страшный цирк без цели и мысли о завтрашнем дне. И я вижу, как эта волна нарастает. А гонит эту волну, как мне кажется, общероссийское предчувствие: скоро всё накроется медным тазом, поэтому нужно прямо сегодня нахватать, нажрать, напить, накупить, напутешествовать как можно больше, ибо будущего нет и впереди холодная тьма.

Фото: bigstockphoto.com/vostock-photo.online, фотографии в статье предоставлены героями

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе