«Подселю стройную девушку». Как работает аренда жилья за интимные услуги

Секс в обмен на квадратные метры
23 сентября в 22:02

Аренда квартиры в Москве — самая дорогая в России. За однушку в среднем арендодатели просят 33 000 рублей. Но некоторые хозяева совсем не требуют с жильцов денег. Владельцы готовы бесплатно пустить в свой дом арендатора. Правда, платить всё-таки придётся — своим телом. «Секрет фирмы» погрузился в рынок аренды жилья за услуги и выяснил, кто сдаёт, кто берёт и зачем всё это нужно.

Деньги не проблема

Правый глаз покраснел. Я пытаюсь нарисовать стрелку уже в четвёртый раз. Наливаю мицелярку, стираю кривую линию ватным диском и начинаю заново.

Через полтора часа у меня встреча с Вадимом. Я хочу снять у него квартиру. Мы договорились съесть по бургеру в «Макдоналдсе» и обсудить условия сделки. Пытаюсь влезть в обтягивающие джинсы и распускаю волосы. В лифте кручусь перед зеркалом в поиске удачного ракурса. Всё-таки квартира в пределах МКАД, а валюта — я.

За несколько дней до встречи я нашла объявление Вадима на сайте аренды жилья за услуги. Владельцы квартир предлагают подселение в обмен на помощь по дому, уход за больными, интим или другие услуги. Кто-то готов впустить незнакомца за ежедневный выгул собаки, другие разрешают проживание за ремонт, а кому-то вместо оплаты нужен ежедневный минет и секс два раза в неделю.

Жить и не тужить

Стоимость съёмного жилья в столице — самая высокая в России. Однушку в старой Москве можно снять за 33 000 рублей.

При среднем заработке в 50 000 рублей для молодых людей часто это неподъёмная сумма. Приходится делить жилплощадь с соседом или снимать вместе с партнёром. Но есть ещё один вариант — подселиться к хозяину и оплачивать проживание услугами.

Подобные объявления можно найти на moisosed.org и sdamdarom.ru. Раздел под скромным названием «Жильё за отношения» — самый популярный. Здесь по несколько тысяч объявлений от мужчин. Я поставила фото в вечернем платье на аватарку и начала отвечать на предложения.

Один ищет «стройную девушку европейской внешности». Для другого главное — отсутствие детей. А третий готов к сожительству с чистоплотной «без понтов и пафоса» женщиной.

Объявлений о поиске жилья от девушек здесь в разы меньше.

Гендерное неравенство на рынке позволяет женщинам выбирать из десятков квартир. Но во время поисков и общения с арендодателями я поняла, что ответы от девушек приходят совсем не часто.

Один лишь раз

«Скинь фотки», — висит первый ответ в непрочитанных. Его написал Сергей. Ему за сорок, и он предлагает комнату в Мытищах. Я отправляю пару селфи и жду ответа.

«У меня двушка. В одной комнате уже живёт девушка (32 года), выпивает, курит. Я живу в соседней. Ты будешь проживать с ней. По удобствам: мини-холодильник, ЖК-телевизор, дом. кинотеатр, компьютер, интернет, стиральная машина, СВЧ. Два спальных места — диван и кресло-кровать», — описывает условия хозяин.

Я спрашиваю об услугах, которые он хочет получить взамен за проживание, и получаю довольно неожиданное письмо. Сергей ждёт от меня «всего 5 штук и интим 1–2 раза в месяц». На вопрос, можно ли жить исключительно за арендную плату без близости, он ответил: «Можно. Но пару раз можно секса?».

За несколько недель на сайтах и в группах во «ВКонтакте» я больше не встречала подобных условий. Обычно мужчины не требуют денег.

Каждый из тех, с кем я общалась, старался зацепить меня чем-то. Александр говорил о наследстве, которое перейдёт любимой женщине после его смерти, Виталик вспоминал о даче в Москве, а Дима предлагал отдельное проживание в одной из его квартир.

Когда разговор заходил о моих обязанностях, я не знала, как себя вести. Сбивать «цену»? Выторговывать свободный час или открыто говорить о моих предпочтениях в сексе?

«Слушай, тут у тебя телевизора нет, поэтому давай без минета» или «ежедневный секс слишком дорого для однушки в Марьине, да ещё и от метро далеко. Сойдемся на трёх в неделю».

Чем чаще я звонила по объявлениям, тем больше понимала, что это обменник квадратных метров на тела. Я находила девушек из Донбасса, ищущих жильё. Они были согласны на любые условия аренды. В закрытых пабликах за 10 000 рублей продают девушек на подселение. В группах помощи бездомным половина искренне хочет помочь «стройной девушке, за подробностями в ЛС».

Для меня это всего лишь эксперимент, но ведь кто-то отвечает на эти объявления не ради опыта.

Да, у девушки всегда есть возможность отказаться или вовсе не искать жильё таким способом. Но не все, особенно в тяжёлых обстоятельствах, могут упустить «бесплатную» квартиру. И арендодатели пользуются безвыходностью ситуации.

Что ждёт за дверью?

«Когда я зашла в квартиру, то поняла — что-то здесь не так», — рассказывает в телефонном разговоре Наташа. Ей 53 года, и она несколько лет снимает жильё за услуги. Одна из встреч с владельцем едва не стала для неё трагедией.

«Хозяин предложил приехать на квартиру и приступить к уборке. До этого мы ни разу не виделись. Когда он открыл дверь, я заметила идеальную чистоту в квартире. Стало понятно, что он позвал меня не для работы», — продолжает Наташа уставшим голосом.

По её словам, мужчина был наркоманом и хотел её изнасиловать. Женщина не хочет вспоминать подробности встречи. «Через несколько минут он неожиданно сказал, что я добрый человек, и отпустил меня. Я не знаю, как мне удалось избежать всего».

Наташе пришлось зарегистрироваться на одном из сайтов после потери квартиры (женщина стала жертвой мошенников) и прописки. Из-за отсутствия документов её не брали на работу, и она решила откликнуться на объявление о проживании в доме за помощь по хозяйству.

«Я не встречала хороших людей среди владельцев жилья. Каждый из них знал, что мне некуда деваться и пытался повесить как можно больше работы. Они унижали и критиковали меня. Заставляли таскать доски, обманывали с оплатой или запрещали выходить из квартиры». Конечно, никаких договоров между Наташей и её работо/арендодателями не было.

В последние годы женщина старается идти в дом только к семьям. По её опыту, почти все одинокие мужчины взамен жилья хотят получить не только помощь по хозяйству, но и удовлетворение сексуальных потребностей. К Наташе несколько раз приставали, но она не молчала и уходила.

«Они думают, раз мне некуда идти, то я буду терпеть всё. Нет, пускай я потеряла веру в людей, но не в себя», — заключает она.

Сидеть и прижиматься

«Я — Лиза. Мне 29 лет. Работаю дизайнером-иллюстратором на фрилансе. Сейчас с заказами туго, поэтому ищу подселение», — повторяю про себя придуманную историю, сидя за боковым столиком в «Макдоналдсе». Вадим опаздывает уже на двадцать минут. Он хотел встретиться сразу в квартире, но я предложила для первого знакомства публичное место.

В телефонном разговоре он сказал, что за однушку у метро «Беляево» будет навещать меня один-два раза в неделю.

«Минет, классика, анал. Ты согласна?» — спрашивает он. Я растерянно бормочу «вполне» и договариваюсь о встрече.
У него несколько квартир, и он не первый раз сдаёт их в обмен на секс. Жить с девушкой Вадим не хочет. «Мне 50. Я разведён и сейчас особенно хочется личного пространства», — отвечает он по телефону.

Таких, как Вадим, мало. Состоятельные мужчины обычно не выкладывают объявления о сдаче жилья за интимные услуги. В свободных квартирах либо проживают их любовницы, либо жильё предназначено для кратковременных встреч.

В основном на сайтах сидят взрослые разведённые мужчины. С заработком ниже среднего. Привлечь девушку они стараются квадратными метрами в столице, а чаще за несколько километров от неё.

Одно из полученных сообщений стало собирательным образом всего рынка. Я отвечала почти на все предложения о заселении и наткнулась на пожилого мужчину с квартирой в Зеленограде (полтора часа езды от Москвы). На мой вопрос об условиях проживания Сергей прислал фотографии своей квартиры.

Ободранные обои, грязная посуда, мусор, сломанный диван и стремянка у компьютерного стола. Спать нужно было на одном (сломанном) диване с Сергеем, а «сидеть на нём» я буду так часто, как сама захочу.

Reload
1 / 4

«Почему ты не пробовал построить отношения без этих сайтов?» — пишу ему во «ВКонтакте». «Меня никто не хочет. Мне нужны отношения без обязательств, а вызывать девушку сейчас дорого», — односложно отвечает он.

По его словам, в юности он воевал в Афгане. После осколочного ранения в ногу мужчина вышел на досрочную пенсию. Через несколько лет от него ушла жена, а дети обзавелись своими семьями.

После нашего разговора Сергей ещё несколько дней писал мне и спрашивал, когда я приеду. Он жаловался на одиночество и просил разрешения обнять меня.

«Просто обнять?». «Обнять и прижаться», — написал он.

Минет — одна штука

Кто-то, как Сергей, давит на жалость, чтобы девушка приехала и остановилась у него. Другие говорят о роскошных условиях и личном пространстве в квартире.

Нет. Здесь нет гарантий, и ты не можешь быть в безопасности. В душе, за завтраком или после рабочего дня у тебя могут потребовать «оплату». Или просто выставить за дверь.

Один из мужчин, назовём его Игорь, предложил мне заключить договор. «Мы так и напишем: я предоставляю жильё, а ты оказываешь услуги интимного характера. Минет один раз в день и секс два раза в неделю».

Игорь разведён, и у него есть маленький ребёнок. По его словам, отношения ему сейчас не нужны, а секс необходим. В разговоре он казался обходительным и адекватным (это редкость). Позже он спросил меня о желаниях и предложил вечером делать куннилингус, «чтобы лучше спалось». Это в договоре он тоже пропишет.

Алексей Царёв
Адвокат
Представьте иск с требованием арендодателя к арендатору погасить задолженность за два месяца! Раз закон не предусматривает саму возможность оказания сексуальных услуг, он не может и защищать договор, у одной из сторон которого есть обязанность их предоставлять, а у другой — право их требовать. Сама сделка будет рассматриваться как недействительная (статья 169 ГК РФ — «Сделка, совершённая с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна»). Иначе говоря, арендодатель не сможет вместо секса потребовать за аренду деньги (формально сможет через требование о взыскании неосновательно сбережённого арендатором, но в этом случае данный доход может быть взыскан в доход государства).

Всё по закону

Я отвечала на сообщения женщин, которые ищут жильё. Их здесь не так много — около 5 женских объявлений на 100 мужских. Изначально ни одна из женщин не хотела разговаривать со мной о своём опыте. После настойчивых уговоров я смогла пообщаться только с одной.

Тогда я завела мужской аккаунт и начала оставлять посты в тематических группах во «ВКонтакте» о поиске девушки в однушку на «Достоевской».

С перерывом в 6 дней я получила только два сообщения. Первой была Ирина. Девушка записала голосовые, в которых сказала, что ей 36 и она не допускает, когда лезут в её личную жизнь. С владельцем Ирина хочет контактировать только в случаях «оплаты».

Другая сразу написала, что не мошенница и таким образом хочет найти свою любовь. «Почему ты говоришь о мошенничестве?» — спросил(а) я Настю.

«Парни, которым я писала, нашли на „Авито“ мои объявления о продаже квартир. Раньше я работала риелтором и сейчас периодически этим зарабатываю», — отвечает она.

Такое предупреждение показалось мне странным. В предыдущих разговорах с владельцами квартир я узнала, что многие девушки, которые ищут подселение, — проститутки.

Они используют квартиру в качестве места работы и приглашают туда клиентов. Конечно, не предупреждая самого хозяина квартиры.
Обычно мужчины прекращают отношения с таким арендатором, но некоторые намеренно ищут девушку по вызову.

Заселение в квартиру за периодические интимные услуги подпадает под 240-ю статью УК РФ — «Вовлечение в занятие проституцией». Преступлением считается сам факт приглашения, независимо от того, принял ли его потерпевший.

Секса не будет

С женского аккаунта на сайте я выложила объявление о поиске мужчины в свою квартиру. В требованиях к проживающему были периодические завтраки и услуги. Заинтересованным я писала про поцелуи ног и отсутствие любой другой физической близости. Почти все мужчины после того, как узнавали, что секса не будет, переставали мне писать. Другие считали, что я ломаюсь и они возьмут своё при встрече.

Я получила около 50 сообщений за 4 дня от разных мужчин. Все они писали с пустых аккаунтов. Было понятно, что это не первая попытка поиска подобных отношений. Большинство из мужчин уточняли, не шучу ли я.

Ответить всем было просто невозможно. Некоторые беседы я оставляла непрочитанными и на следующий день получала оскорбления. Меня называли «простой шкурой» и «ведущейся на кошелёк бабой».

Их профили — это пособие женоненавистника. Например, Евгений добавил на стену видео, где парень выгуливает двух девушек на поводках в супермаркете. Он подписал это просто — «хороши псины».

Я спросила его об этом видео, но он только ответил: «Шкуры наглые и есть шкуры». Тогда я сказала, что нам больше не стоит общаться. Он занёс меня в черный список и добавил: «Короче, ты просто шкура».

У Дениса были записи про «прицепинг» и самок, которые выходят замуж, залетают и разводятся, чтобы «потребовать половину имущества и подсадить на алименты».

Погрузившись в этот рынок, я столкнулась с потребительским отношением, мизогинией и глупостью. Почти каждый из мужчин был озлоблен на женщин и хотел только секса.

Объявлений о поиске однополых сожителей на сайтах в разы меньше. По описанию они ничем не отличаются от других. Я написала двум из них, но не получила обратного ответа.

Зависимость

В США, Англии и странах Европы рынок аренды жилья за услуги более развит. За последние пять лет в Великобритании подобное предложение получило более четверти миллиона женщин. На сайтах найти такие объявления достаточно легко — они с пометкой FWB (friends with benefits — от англ. «друзья с привилегиями»). В основном условия проживания завязаны на интиме.

The Times, Sun, BBC, The Guardian призывают к запрету подобных объявлений и наказанию арендодателей. Министерство юстиции Британии заявило, что предоставление жилья в обмен на секс — это подстрекательство к проституции. Преступнику грозит до семи лет лишения свободы.

В нашей стране эта проблема не обсуждается широко и остаётся незаметной для органов власти. Женщины зачастую не обращаются в полицию из-за незнания законов и страха порицания — «сама виновата».

«Подобный метод вербовки в проституцию может показаться каким-то принципиально новым, но на самом деле нет», — рассказывают руководитель «Кризисного центра для женщин» Елена Болюбах и специалист по связям с общественностью Борис Конаков.

«Вовлечение в торговлю своим телом прекрасно мимикрирует под ситуацию, связанную с финансовой и/или социальной нестабильностью женщины. Даже тексты таких объявлений строятся чаще всего по одной модели — „цветастое“ описание плюсов, акцент на лёгком и высоком заработке и свободе воли в принятии решений. Для социально устроенных людей кажется, что дело шито белыми нитками, однако чем уязвимее положение человека, тем больше он подвержен самым простым манипуляциям.

В этом случае необходимо комплексное противодействие вовлечению в проституцию различных институций. В прошлом году в преддверии чемпионата мира по футболу мы запустили кампанию #stopverbovka. Обратились к социальной сети „ВКонтакте“ с предложением усовершенствовать механизм блокировки объявлений, в которых есть признаки вовлечения в проституцию. Сегодня мы продолжаем активно информировать общественность о том, что любая форма сексуальной эксплуатации — это разновидность сексуализированного насилия».

Секс без обязательств? Ничего против. Но секс за квадратные метры? Торговля телом в обмен на крышу над головой. Вы никак не защищены от незнакомца, с которым спите. Нет договора, нет закона, нет безопасности. Это полностью зависимое положение.

Через полчаса ожидания я вышла из «Макдоналдса». Вадим так и не пришёл. Около десяти вечера он написал мне на почту, что задержался на работе и не мог позвонить. Я не ответила.

В тот момент я задумалась, а о чём бы мы разговаривали при встрече? Всё и так понятно — 50 лет, разведён, минет, анал и классика.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе