«Геморрой в 30, инсульт в 40». За что программисты получают сотни тысяч рублей

Три истории разработчиков
14 ноября в 23:13

Бар с морем бесплатного алкоголя в офисе или новенькие AirPods в подарок от компании? Такие «плюшки» на работе получают программисты. А ещё им довольно много платят. Вакансия разработчика стала первой в рейтинге самых высокооплачиваемых в России.

«Секрет фирмы» поговорил с тремя программистами и узнал, в каких условиях они работают, сколько получают и нужно ли бежать на курсы разработчиков.

Денис, Java-разработчик

Про Штаты и квартиры

После года работы в Саратове у меня появилась возможность переехать в Штаты. Вообще, работа в международной компании для программиста — самый простой способ уехать. Они востребованы по всему миру и часто переезжают из одной точки в другую.

Мы между собой называем такие компании галерами или бодишопами (фирмы, продающие разработчиков иностранным заказчикам. — Прим. «Секрета»). Это довольно распространённый вид бизнеса. Кто-то предприимчивый находит заказчиков в Америке и открывает офшоры в странах СНГ. Такая схема безумно выгодна.

Наши программисты ничем не уступают любым другим, но платить им можно в разы меньше. Представьте, заказчик даёт несколько тысяч долларов за разработку ПО, компания-посредник забирает себе большую часть, а остальное раскидывает по программистам. Но даже с этими деньгами в том же Саратове ты чувствуешь себя королём жизни.

Периодически компаниям-заказчикам нужны люди под рукой, непосредственное общение с командой-исполнителем в одном офисе. Обычно большинство из моих коллег отказываются ехать в Штаты. Их держат семьи и привычный образ жизни. Максимум на несколько месяцев в командировку в Кремниевую долину — и обратно домой.

Каждая рабочая поездка в Штаты в среднем длится три месяца. Каждый день тебе платят $110, снимают квартиру и арендуют машину. Также на карточку падает рублёвая зарплата.

Бывает, что мои коллеги в таких командировках едят только макароны или гречку. Зато приезжают в Саратов и сразу берут квартиру, машину или делают первый взнос по ипотеке.

Про балдёж и Tesla

В Саратове я получал около 70 000 — 100 000 рублей в месяц. После переезда в Калифорнию мне стали платить $120 000 в год. Также первые три месяца компания снимала мне жильё, дала несколько тысяч долларов на первое время и предоставила машину.

За каждого члена семьи (жена и дети) контора платит по $1000 дополнительно, плюс оплата билетов и расходов на визу.

В месяц я трачу около $2500. Мы с другом из Питера снимаем дом на двоих и платим по $1700. Ещё $1000 уходит на еду и содержание машины. Не стоит забывать и о налогах. В США они зависят от семейного положения и детей. Холостякам приходится платить максимальный процент — 35. Семьям с детьми — в районе 20.

Можно читать это и думать, что мы, айтишники, совсем зажрались. Да, в нашей сфере принято повышать зарплату каждые полгода. Если кому-то не подняли, то это воспринимается как личное оскорбление. Но в Калифорнии у местных программистов зарплаты в три раза больше, чем у нас: около $300 000 — $400 000 в год. Вот к чему нужно стремиться.

При моей сравнительно небольшой зарплате я стараюсь ни в чём себе не отказывать. Хочу, чтобы у меня всё было балдёжно. Недавно купил себе монитор за 700 баксов. AirPods новые на следующий день взял. Мой коллега из Саратова за год смог купить здесь Tesla, а я — Lexus.

Про удачу и галеру

Все таксисты Кремниевой долины знают, что скоро останутся без работы. Когда я ездил на такси, водители рассказывали, что по вечерам учат код. Один учит Python, другой — Java. Они даже совета просили, какой язык станет самым востребованным.

Также популярны школы для программирования. Какая-нибудь бьюти-блогерша выкладывает пост, что закончила курсы по разработке на Python. То есть человек, от которого ты даже не ожидаешь такого, тоже в теме.

Я понимаю, что мне очень повезло. Точнее, нам очень повезло. Сейчас наши знания нужны, специалистов не хватает, и мы получаем большие деньги за инженерную работу.

В Кремниевой долине большое русское комьюнити. Но работу между собой мы называем галерой, а себя — гребцами. Когда работаешь через международную компанию на разных заказчиков, то не ощущаешь самой ценности своего труда. Сегодня одни, завтра другие. Мы не видим конечного продукта. Гребём и гребём неизвестно куда.

Про тайную комнату и «плюшки»

Самое крутое, что есть в моём офисе, — бесплатная еда. Но это не просто еда. Здесь три ресторана: китайский, американский и итальянский. Ещё есть несколько кафешек. В любой момент ты можешь прийти и покушать. Я, например, набираю еду на выходные и экономлю.

Можно даже привести своих друзей или семью и тоже бесплатно покушать. На одном из этажей есть тайная комната — дверь в стене без ручки. В отдельном месте спрятан сканер, и когда ты прикладываешь бейдж, то дверь открывается, а там бар с морем алкоголя.

Также есть комнаты для дневного сна, спортзал, бассейн, игровая приставка и настольный футбол. Каждому сотруднику начисляются баллы в зависимости от его работы. Их он может потратить на массаж или другие «плюшки».

Илья, Java-разработчик

Про бедность и дешёвую рабочую силу

Программисты в России зарабатывают очень мало: разработчик в среднем получает $20 в час. Например, в Германии ставка в два, два с половиной раза выше. Это несправедливо. Почему я должен получать меньше только из-за низкого уровня жизни в стране?

Мы часто работаем на зарубежных заказчиков. Русские для них — это просто дешёвая и качественная рабочая сила. Плюс к этому наши программисты, в отличие от европейцев, часто перерабатывают или продолжают работу из дома.

Любой может открыть IT-вакансии, где требуется английский, и посмотреть на зарплаты. От 400 000 рублей вполне можно зарабатывать. Почему в России большинству платят 200 000 рублей? Просто это рынок. Многие хорошие программисты готовы работать за эту сумму. Когда какой-то слабый девелопер просит 300 000 рублей, я этому радуюсь. Надо, чтобы все просили по 300 000. IT-компании могут и должны платить большие суммы.

Про офисные стулья за 100 000

Когда я решил переехать из Ульяновска, то открыл своё резюме на HeadHunter. В день я получал около 10–15 звонков и ещё больше писем с предложениями о работе. Я никогда сам не писал в компании. Только выбирал из массы возможных вариантов. В итоге я остановился на одной московской конторе.

Тогда компания безвозмездно дала мне на переезд в столицу около 200 000 рублей. Она оплатила мне и моей девушке билеты из Ульяновска в Москву и сняла жильё на первые дни в новом городе. Все расходы на мой переезд, зарплату и оформление компания восполнила в первые три месяца работы. У нас открытая информация, кто и сколько принёс или сэкономил денег своим трудом.

В моём офисе каждый стул стоит 100 000 рублей. Также любой программист получает в личное пользование ноутбук стоимостью более 200 000 рублей. Сотрудников обеспечивают бесплатными завтраками, обедами и ужинами, доставленными из ближайших кафе и ресторанов.

На кухне всегда можно найти мороженое, йогурты, сэндвичи или что-то другое. По пятницам нам привозят много разной еды и алкоголя. Так мы подводим итоги недели.

Компания полностью компенсирует затраты на спортзал и курсы иностранного языка. Но это далеко не самые лучшие условия. Например, в «Яндексе» или JetBrains есть собственный бариста и тренажёрный зал в офисе.

На всё это уже не обращаю внимания. Я понимаю, что моя работа приносит компании миллионные доходы, и не согласен на меньшее.

Единственное, что меня раздражает, — это коллеги. Типичный программист слушает «Мельницу», играет в настолки, делает вид, что разбирается в пиве, и пытается кататься на сноуборде. Это дико надоело. К счастью, с приходом нового поколения эта ситуация меняется. Наконец-то можно обсудить новый альбом «Макулатуры» или показать свой фимоз (тоже у всех программистов в запущенной степени).

Про Дудя и коррупцию

Вы не задумывались, почему именно IT-компании первыми достигли отметки в триллион долларов? Вот теперь можно понять, сколько зарабатывают на программистах.

Я уже давно убедил себя, что я просто наёмник. Кресла и завтраки — это удержание сотрудника. Почти во всех IT-компаниях, чтобы тебя не уволили, достаточно появляться на пару часов в день. На прошлом месте работы я только ночевал (неохота было тратить деньги на квартиру).

Я часто встречал непонимание со стороны знакомых. Они возмущённо спрашивали: «А за что вам столько платят?» Люди, кто сделал все эти чаты и форумы, на которых вы можете общаться? Дома у вас есть цифровое телевидение, компьютеры. Кто всё это создал? Загляните в свой смартфон — 4G-интернет. Вы не представляете, насколько это сложная технология. А когда Дудя на YouTube смотрите, знаете, как этот сервис работает?

Лучше бы спрашивали, почему у директоров государственных предприятий по 10 домов и 20 машин. В IT намного ниже коррупция и взяточничество. Здесь невозможно сидеть на денежном потоке и класть половину прибыли себе в карман.

А офисами программистов не стоит восхищаться — это нормальные условия труда. Вам нужно подойти к своему начальнику и спросить об этом у него. А если он не обставляет ваше рабочее место, то обставляет свою дачу.

Артём, Lead DevOps

Про «Ленинград» и рай

Несколько лет назад я работал в одном российском бодишопе. Мне приходилось сидеть в гигантском белом зале, где каждое рабочее место ограждено низкой перегородкой. На кухне можно было найти только печеньки и кофе. Но и это было уже хорошо.

Когда я сказал, что больше не могу находиться в таких условиях, мне предложили поднять ставку до 400 000 рублей. Подобные международные конторы не отличаются комфортными условиями труда, но в них довольно высокие зарплаты. Этим они и берут разработчиков. Я понял, что не могу без уюта в офисе, и ушёл на более низкую зарплату, но в крутой офис.

На новом месте работы было всё, даже своя химчистка и салон красоты. После тренажёрки и душа мы с коллегами любим посидеть во фреш-баре или зайти на кухню с горой еды.

На нас не жалеют денег. Даже небольшое студийное мероприятие становится настоящим праздником. Например, компания часто арендует нам корабли и лайнеры. На большие корпоративы приглашают «Ленинград», Noize MC и других известных артистов.

Можно сказать, что нам пытаются создать рай на земле. На день рождения компании сотрудникам дарят классные подарки — недавно каждому подарили новые AirPods. Сегодня заманить разработчиков зарплатой сложно. Приходится идти на разные ухищрения.

Reload
1 / 3

Про комфорт и апельсиновые фреши

Когда из таких компаний я переходил в галеры даже с повышением зарплаты в два раза, то понимал, что мне не хватает этого комфорта. Не хватает возможности в любой момент пойти во фреш-бар и выпить свежевыжатого апельсинового сока. Расслабиться вместе с коллегой и поиграть в «плойку». Не хватает стильных и комфортных переговорок. К такому быстро привыкаешь и даже не осознаёшь, насколько это важно.

Ещё для меня важен плавающий график и возможность удалённой работы. Если я проснулся утром, а за окном серо и идёт дождь, то я остаюсь дома. А когда устал быть в квартире, то приезжаю в офис, ем вкусные обеды и пью кофе.

Мне нравится, что компания оплачивает поездки на российские и иностранные конференции. Если я хочу сгонять в Питер на недельку (там у нас головной офис), то мне также выделяют деньги, предоставляют корпоративную квартиру и я еду без проблем.

У программистов, которые работают в банках, есть более весомые бонусы. Например, сниженная или отсутствующая ставка по ипотеке. Она длится, пока ты работаешь в компании. Если увольняешься, то включаются проценты и неустойка. Всё это создано для того, чтобы привязать человека к компании.

Из постоянных расходов достаточно много денег уходит на посиделки с друзьями и концерты. Часто куда-нибудь летаем с женой. Вот скоро будем в ОАЭ.

Кстати, я думаю, что у каждого второго программиста дома лежит по профессиональной фотокамере — просто так. А у меня есть комплект профессионального сетевого оборудования для раздачи домашнего интернета. Из постоянных трат также много разных подписок, оплата хостингов и прочая мелочь.

Про ИИ и геморрой

Жизнь наёмного работника, о которой я рассказываю, может показаться людям со стороны пресыщенной. Но работа программистом накладывает серьёзный отпечаток на жизнь. Канонический портрет разработчика сегодня — проблемы с обменом веществ в 25, геморрой в 30, проблемы с нервами и сердцем в 35 и инсульт в 40. Выгорание и нагрузка здесь бешеные.

Сегодня люди говорят, что ИИ отнимет много рабочих мест — оператора колл-центра или таксиста. Разработчики тоже своими руками создают смерть профессии. Но заменят далеко не всех — и даже не ИИ, а просто средства автоматизации. Сегодня связка «1С» + Excel может в руках простого бухгалтера куда больше, чем в 80-х могли собрать все аналитики IBM. Прошло всего 40 лет. Сейчас есть достаточно сервисов, которые позволяют собрать сайт или мобильное приложение (и даже игру) без единой строчки кода. То есть для каких-то случаев уже не нужен разработчик, а только человек, который знает, чего он хочет добиться. Вероятно, этот тренд будет расти. Но есть обратная сторона медали — нужны крутые разрабы, которые эти сервисы пишут и поддерживают.

Не забудем и про сегмент чисто инфраструктурных вещей вроде операционных систем (все ж хотят новую прошивку на айфон), всего ПО для работы интернета — его очень много, и оно очень сложное.

В итоге слабые программисты рискуют остаться на обочине, а сильные станут ещё дороже, при этом середнячок будет стараться выживать.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе